logo

СТАТЬЯ НЕДЕЛИ:

10 культурных ошибок, которые совершают иностранные бизнесмены в Китае

Если кто-нибудь вам скажет, что бизнес с Китаем это просто, не верьте ему. Китайский бизнес, так же как и многое другое в этой стране, имеет куда более сложную структуру, чем может показаться на первый взгляд.

10 культурных ошибок, которые совершают иностранные бизнесмены в Китае

Если кто-нибудь вам скажет, что бизнес с Китаем это просто, не верьте ему. Китайский бизнес, так же как и многое другое в этой стране, имеет куда более сложную структуру, чем может показаться на первый взгляд. Американка Эден Коллинсворт знает об этом очень много. Она переехала в Пекин в 2011 году и открыла собственную компанию, которая работает в сфере межкультурного консалтинга. В этом году она опубликовала свою книгу «Оставаясь корректной: Как преподавание западных манер в Китае стало незабываемым уроком для меня самой».

 

Основываясь на собственном опыте она выбрала 10 главных культурных ошибок, которые совершают иностранные бизнесмены в Китае.

 

1. Западное отношение ко времени

Для китайцев назначенный час не обязательно ограничивается конкретным моментом времени. Например, для представителей Запада полдень — это такое же точное время, как и любой другой час. Но для китайцев «полдень» может растянуться с одиннадцати утра до часу дня.

 

2. Восприятияе громкого голоса как знака враждебности

Возможно, из-за того, что в Китае очень много людей, либо из-за особенностей языка, или по какой-то другой причине, китайцы всегда говорят несколько громче, чем иностранцы. Это еще не означает того, что они относятся к вам плохо.

 

3. Неправильное толкование слабых рукопожатий

Крепкое рукопожатие — это обычное дело для представителей Запада, но многим китайцам такие знаки дружелюбия могут показаться невежливыми и неуважительными. Большинство китайских партнеров лишь слабо прикоснется к вашей руке. На это не стоит обижаться.

 

4. Недооценка важности визитных карточек

Вручение визитки, где с одной стороны информация представлена на китайском — важная часть делового этикета при общении с китайцами. Отказ от обмена визитными карточками может быть воспринято гораздо хуже, чем отказ в обмене рукопожатиями на Западе. Даже если вы знаете имя и должность своего партнера, следует внимательно изучить его визитку. Не забывайте о том, что визитку следует подавать обеими руками.

 

5. Пренебрежение «гуаньси»

Как и многие другие китайские понятия, «гуаньси» (关系 guānxì) довольно сложно перевести одним словом.  «Отношения и связи вне семьи» — наиболее близкое значение этого термина, лежащего в самой основе китайского общества и культуры. Поэтому для китайцев важно познакомиться с человеком, прежде чем делать с ним бизнес. От того, как сложатся «гуаньси» зависит то, как, почему и когда будут решаться деловые вопросы.

 

6. Отношение к ужину как к простому приему пищи

Если вы будете вести бизнес в Китае, вас обязательно пригласят на ужин, во время которого обсуждение деловых проблем будет считаться грубостью. Но это еще не значит, что бизнес тут не при чем (все из-за «гуаньси»). Также не удивляйтесь, если за столом появятся люди, которых вы не встречали ни на одной из бизнес-встреч.

 

7. Игнорирование застольного этикета

Китайцы верят, что везет тому, кто хорошо ест. Но зачастую иностранцам кажется, что в китайском застолье слишком много блюд. Однако в знак уважения хозяину или организатору застолья стоит попробовать каждое блюдо. Постарайтесь, чтобы последним, что вы попробуете, оказалось блюдо, которое хозяин назвал лучшим.

 

8. Отказ от выпивки после тоста

Отказ выпить после тоста, даже по уважительной причине, может бросить тень на успех всего застолья. Поэтому, если вы не хотите пить алкоголь, об этом стоить сказать заранее.

 

9. Отношение к личным вопросам как к оскорблению

Понятие тактичности у китайцев зачастую совершенно отличается от принятого на Западе. Это может привести к тому, что вам будут задавать такие вопросы, какие на Западе  большинство людей спрашивать стесняются. Не пугайтесь светских бесед, в которых почти отсутствуют табу. Если вы мужчина, то скорее всего вас сразу же спросят о вашем денежном состоянии, если вы женщина, то о семейном положении.

 

10. Отсутствие понимания, что достоинство дороже денег 

В большинстве ситуаций для китайца главное — не потерять «лицо». Но заставить кого-либо потерять это «лицо» — незабываемо. Любой отказ может стоить репутации, поэтому в Китае почти никогда не говорят «нет» прямо. По этой же причине, никогда не стоит полностью полагаться на положительный ответ, «да» — это очень гибкое понятие. Даже в нео-капиталистическом Китае достоинство часто оказывается дороже денег.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

5 ПОПУЛЯРНЫХ СТАТЕЙ:

  • Документов много не бывает: что требовать от китайских поставщиков?

    Документов много не бывает: что требовать от китайских поставщиков?

    Сами китайцы сильно не заморачиваются по поводу документов и не очень любят их показывать, а тем более что-либо подписывать, так как все они работают по предоплате и в отличие от покупателей абсолютно ничем не рискуют. Все переписки по электронной почте или скайп можно приравнять к устным договоренностям, которые меркнут в языковом барьере. В итоге, никто ни за что не отвечает.

    Перед тем как отправить деньги за поставку или производство той или иной партии товаров, вам нужно запросить максимальное количество документов из представленного ниже списка, это снизит риски минимум на 25%. Если поставщик упорно отказывается прислать больше половины из этих документов, то работать с таким «партнером» крайне не советуем. Есть одно очень важное замечание: если ваш контракт будет в обычной типовой форме на одном листе, который обычно присылают китайские поставщики, то эти документы вам не помогут в решении спорных ситуаций. Таким образом, первое, на что нужно обратить внимание, это контракт, в котором должны быть прописаны все нюансы и условия. Ниже мы хотим привести ряд других важных документов:

    1. У каждого поставщика, который занимается коммерческой деятельностью в Китае, как и в другой стране, должно быть официально оформлено юридическое лицо. Соответствующее подтверждение этому — Свидетельство о регистрации компании (公司执照 | Business license), а также устав компании, в котором четко указаны имена владельцев данного бизнеса и право подписи (в зависимости от вида юридического лица 组织章程细则/公司章程 | Constitution of company/Charter of company/Articles of Association).

    2. В Китае компании получают Свидетельство о постановке на налоговый учет (税务登记证 | Tax license). В отличие от свидетельства о регистрации этот документ подделать сложнее.

    3. Любой сотрудник китайской компании, подписывающий документ (договор, контракт и т.д.), например, менеджер или топ-менеджер, обязан предоставить копию своего личного удостоверяющего документа (身份证 | Identification card), а также доверенность на право подписи (委托书 | Letter of consignment). Не забудьте посмотреть на дату истечения срока действия последнего документа.

    4. Сертификаты качества (合格证 | Qualified certificate). Не думайте, что наличие сертификатов не так важно: в Китае получить сертификаты качества продукции или качества предоставляемых услуг (менеджмента) достаточно сложно, также это является дорогостоящим процессом. Таким образом, это еще раз поможет вам убедиться в серьезности вашего партнера и качестве его продукции.

    5. Экспортная лицензия (出口许可证 | Export license). Любой крупный производитель, который отправляет свои товары за рубеж, просто обязан иметь экспортную лицензию. Во-первых, наличие данной лицензии будет отличать его от обычного перекупщика, который выдает себя за производителя. Во-вторых, для того, чтобы ее получить нужно не мало времени и уставной фонд в размере 1 млн. юаней, — соответственно мошенники такие деньги тратить попросту не будут.

    6. Не лишним будет запросить и рекомендательное письмо банка, с которым работает китайская компания (银行资信证明 | Bank Reference Letter). Данный документ должен подтверждать то, что у компании действительно открыт счет в этом банке, который следует сверять с номером счета в инвойсах и других документах.

    Совет: не спешить отправлять свои кровные. Наличие вышеперечисленных документов у китайской компании не даст вам 100% гарантии того, что она выполнит все свои условия, но это даст вам понять, что это не мошенники, которые обманут вас на деньги. Плюс ко всему, вы всегда сможете побороться за свою правоту.

  • Индустриализация китайской деревни как двигатель экономического роста

    Индустриализация китайской деревни как двигатель экономического роста

    У человека, впервые сталкивающегося с тематикой экономического развития Китая последних тридцати с лишним лет, непременно должен возникнуть следующий вопрос: «КАК к середине 1990-ых Китай смог превратитья в мирового лидера по экспорту, темпам роста экономики и привлечению прямых иностранных инвестиций?» Ведь ещё в 1978-ом это была по сути своей аграрная страна с третью населения, живущего ниже прожиточного минимума, промышленностью, из товаров потребления производящей, грубо говоря, лишь сковородки и синюю ткань для одежды (4-6 м² на человека в год).

    Из числа основных факторов, обуславливающих эту титаническую трансформацию, данная статья освещает феномен волостно-поселковых предприятий (ВПП / 乡镇企业). В период с 1978-ого по 1996-ой год ВПП стали своего рода катализатором в процессе перехода экономики Китая от командной к рыночной (с китайской спецификой).

    Когда Дэн Сяопин встал во главе руководства страны в 1978-ом году, экономика Китая находилась на грани коллапса. Ему пришлось бороться с последствиями Большого скачка (БС / 大跃进), Культурной революции, оборонной стратегии Третьего фронта (三线), в рамках которой ключевые отрасли тяжелой промышленности были перенесены от побережья и Манчжурии в горные районы Сычуаня, Ганьсу и Юньнани.

    Накормить и одеть население — вот важнейшей задачи, которые стояли перед новым руководством. Решив их, можно было думать о выходе из тяжелого кризиса и подготовке плацдарма для дальнейших реформ. Более того, Китай не имел опыта системной трансформации экономики. Можно было, конечно, послушаться советников Всемирного Банка и МВФ и применить метод «шоковой терапии» (например, программа «500 дней»). Но Китай пошел другим, более осторожным путём, который принято называть «摸石头过河»1.

    Ещё одна колея

    Одним из отличительных элементов китайского реформационного процесса являлся так называемый «двухколейный подход» (双轨制). Этот термин обозначает сосуществование государственного плана (экономического развития) и рыночного механизма для аллокации отдельно взятого товара. Вместо того, что бы отменить план, реформаторы согласились на его сохранение в пользу стабильности экономики и объема инвестиций по приоритетным направлениям (энергетика и инфраструктура). Такой «двухколейный подход» подразумевает наличие двухступенчатой системы ценообразования: отдельно взятый товар имеет как (обычно низкую) цену, установленную государством наряду с (обычно высокой) рыночной ценой. Важный момент: сосуществование двух параллельных координационных механизмов не означает сосуществование двух различных форм собственности. Таким образом, уже в середине 1980-ых большинство госпредприятий хотя ещё и были привязаны к требованиям по выполнению плана, но уже располагали дополнительными мощностями для производства товаров для их дальнейшей реализации на рынке — по рыночным ценам. Мы видим, что стратегия «двухколейного подхода» действовала в рамках госсектора — как на уровне отдельного завода, так и в масштабах промышленного сектора в целом.

    Истоки и расцвет ВПП

    Одним из тяжелейших последствий Большго скачка для китайской экономики стал избыток рабочей силы в сельском хозяйстве. С другой стороны, движение рабочих из сёл в города жестко регулировалось властями. Организованные в период БС коммуны и бригады таким образом послужили своего рода резервуаром рабочей силы для нужд развития сельской промышленности. В эру Культурной революции сельская промышленность стремительно развивалась; особое внимание уделялось так называемым «Пяти Малым Отраслям» — производству стали, цемента, химических удобрений, гидроэлектричества и сельхозтехники.

    Следуя директивам руководства страны предприятия сельской промышленности должны были копировать большие заводы, лишь в малом масштабе. Такая форма промпроизводства была очень капиталоёмкой, вовлекала сравнительно мало людских ресурсов и нуждалась в госсубсидиях. Таким образом, сельская промышленность не смогла поглотить избытки рабочей силы — в 1978-ом году около 90% сельского населения оставались задействованными в сельском хозяйстве. В то же время отдельные предприятия сельской промышленности были низкотехнологичными и обслуживали лишь несколько локальных клиентов, но в то же время имели крепкие связи с сельскими коллективными структурами («колхозами»). На этом фоне руководством КНР было принято стратегическое решение вынести этот сегмент экономики (как «непрофильный») за рамки плана.

    В 1979 году это решение было обозначено смещением стратегии развития сельского производства по нескольким решающим аспектам. Общее направление либерализации того времени включало в себя ослабление государственной монополии на закупку сельхозпродукции, таким образом оставляя больше товаров для сбыта на сельских рынках, а также разрешение на переработку сельхозпродукции. При этом ВПП оставались идеологически «правильными»: городские компании поощрялись за заключение субподрядных договоров с ВПП. Тем не менее, первый решающий шаг был сделан: однажды получив разрешение на переработку сельхозпродукции, ВПП этим самым получили свободу выбора той деятельности, которая была наиболее востребована рынком. Несмотря за оборонительные действия госкомпаний, заинтересованных в сохранении своих монопольных позиций, органы местного самоуправления быстро распознали преимущества развития ВПП и «включились в игру», выступая на их стороне. Ведь для многих сёл и деревень ВПП представляли собой единственный доступный выход из бедности. Между 1978-ым и серединой 1990-ых ВПП являли собой самую динамичную часть китайской экономики. Занятость в ВПП возросла от 28 млн. в 1978-ом до 135 млн. в 1996-ом году — это в среднем на 9% в год. Чистая продукция ВПП, которая составляла 6% от ВВП в 1978-ом году, возросла до 26% в 1996-ом — и это при очень высоких темпах роста самого ВВП в этот период времени!

    Подводя предварительные итоги, можно сказать, что развитие ВПП сыграло важную роль в трансформации китайской экономики. С одной стороны, ВПП превратились в серьёзную конкуренцию для госкомпаний. Ставки прибыли госкомпаний существенно упали вследствии агрессивной привязки цен на товары ВПП к естественным структурам издержек на факторы производства. Касаемо внешней торговли, ВПП представили интересные возможности для экспортеров, тем самым дав начало всем знакомому «конвейeрному чуду», то есть возникновению мирового центра трудоемкого производства. Более того, ВПП преобразовали практически все аспекты китайской экономики и стали локомотивом дальнейшего процесса реформ. Что же привело к такому бурному развитию ВПП?

    Причины стремительного роста

    - ВПП столкнулись с соотношением цены труда в перерасчёте на капитал, которое отражало реальную обеспеченность страны факторами производства
    - ВПП могли разделить монопольные ренты, установленные для госпредприятий; сельская промышленность оказалась крайне рентабельной
    - Возобновление «старых» экономических связей означало, что близость к городам благоприятно сказывается на росте сельской промышленности
    - Многообразие организационных подходов обеспечивало экономический рост
    - Организационная структура, окружающая ВПП, была благоприятной для их развития:
    (1) Низкая ставка формальных налогов на сельскую промышленность способствовала предотвращению оттока средств из этого сектора экономики.
    (2) Органы местного управления выполняли функцию поручителя за ВПП, обеспечивая доступность банковских кредитов.
    (3) Существующие институты кредитования были легко приспособлены к финансированию ВПП.

    Коротко обозначив факторы, облегчившие бурный расцвет ВПП в общем, мы подошли к теме региональной специфики развития. Здесь мы можем выделить несколько различных моделей.

    Сунаньская модель

    Юг провинции Цзянсу, также известный как Сунань (苏南), охватывает дельту реки Янцзы вокруг Шанхая. Сунань не только был одним из самых экономически продвинутых регионов Китая на протяжении последних столетий, но и сегодня является одним из самых процветающих и развитых регионов страны. Движущими силами в развитии сунаньских ВПП была ведущая роль коллективной собственности и активная поддержка органами управления волостями и посёлками. Принцип коллективной собственности преобладал даже в период спада этой формы собственности в других регионах. Помимо этого, здесь развитие ВПП началось значительно раньше, чем в других регионах.

    Исходя из более длительной истории и масштабов аккумулированного капитала, сунаньские ВПП были в массе своей крупнее и современнее технологически, что позволяло им — в отличии от прочих регионов — принимать участие в более капиталоемком производстве. А географическая близость сунаньских ВПП к городам обусловила и близость к рынкам сбыта — ведь важнейшим источником их дохода являлось выполнение работ по субподрядам для городских госпредприятий. Предприимчивое руководство пригородных посёлков способствовало развитию ВПП, постепенно усиляя контроль над ними. Вывереная модель оказалась чрезвычайно стабильной, так как заработанная прибыль поддерживала местный бюджет. В общем, налицо «правильный» симбиоз бизнеса и власти, как минимум для того времени. Одновнеменно такие населённые пункты стремились к образованию «корпоративных посёлков». Эти корпоративные посёлки также отвечали за предоставление жителям социальных услуг, а в некоторых случаях и за выделение материального пособия и прямых субсидий резидентам, занятых в сельском хозяйстве.

    Вэньчжоусская модель

    В отдалённом от характерных для Сунаня городских влияний городе Вэньчжоу возникла совсем другая успешная модель ВПП. В первую очередь она была основана на принципе частной собственности. Изначально в регионе преобладали малые предприятия на основе семейных хозяйств, которые специализировались на производстве нехитрых товаров ежедневного пользования.

    Вэньчжоусские ВПП преуспели в изготовлении пуговиц, ленточек, пластмассовых бейджиков и пр., насыщая потребности рынка в различных недорогих вещах, оставленных госпредприятиями без должного внимания. Элементы Вэньчжоусской модели появлялись повсюду там, где даже несмотря на отсутствие благоприятной близости пригорода, крестьяне были готовы ухватиться за возможность стать бизнесменами. В таких районах коллективные ВПП так и не смогли выйти на уровень коммерчески успешных проектов, и в итоге коллективная модель не прижилась. На передний план вышли частные предприятия, которые преуспели на рынке, пользуясь преимуществами трудоемкого производства.

    Модель дельты Жемчужной реки

    Иностранные инвестиции стали ключевым фактором развития ВПП в дельте Жемчужной реки — регион между Гонконгом и Гуанчжоу. Первопроходцами в этом деле стали гонконгские бизнесмены, родившиеся и выросшие и сохранившие связи в местных сёлах и деревнях. Они вернулись, чтобы начать совместный бизнес. Их партнёры — деревенские старосты, стали теми самыми «эффективными менеджерами», в сферу интересов и ответственности которых входило управление сельскими активами и условиями аренды производсвенных площадок; соблюдение интересов обеих сторон при подписывании контрактов на экспортное производство; координация трудовых и социальных вопросов. Аналогично Сунаньской модели, и здесь близлежащие городские компании и органы сельского самоуправления сыграли важную роль. Стоит отметить, что деятельность ВПП в дельте Жемчужной реки была ориентирована на экспортное производство трудоёмких товаров, как к примеру текстиль.

    Принято считать, что успех модели ВПП зависит от степени открытости для внешней торговли и инвестиций. В то время как дельта Жемчужной реки притягивала к себе рабочие руки со всей страны, ВПП из Южной Цзянсу защищали «свои» хорошо оплачиваемые рабочие места от чужаков. Кстати, и по сей день прибрежная местность Гуандуна притягивает десятки миллионов трудовых мигрантов со всей страны. Таким образом, существенная разница между моделями дельты Жемчужной реки и Сунаньской состоит в том, что первая подразумевает куда бòльшую открытость — как внутреннюю, так и международную.

    Мы увидели, что расцвет ВПП затронул лишь немногие регионы с высоким потенциалом развития. Во многих других регионах Китая ВПП получили слабое или вообще никакого развития. Особенно местности с слаборазвитой транспортной инфраструктурой были не в силах предложить бизнесу привлекательные возможности для развития. Отсутствие прибыльных ВПП, в свою очередь, обусловило их слабую поддержку со стороны органов местного самоуправления. Это ещё раз подчеркивает важность госинвестиций в инфраструктуру, без которых получатся лишь унылый, замкнутый круг бесперспективности.

    Период Чуньцю или Великая приватизация

    Пик развития ВПП пришелся на вторую половину 1990-ых; уже в 2004-ом они практически прекратили своё существование и «растворились» в частном секторе. Этот процесс обусловлен целым комплексом факторов. Одной из ключевых причин послужили ужесточившиеся условия конкуренции со стороны городских предприятий, которые могли предложить потребителям более качественные товары. ВПП в большинстве своём обладали низкотехнологичным оборудованием, и следственно, выпускали сравнительно низкокачественную продукцию. Вторая отличительныя особенность китайских ВПП — это изначально «размытая» структура прав распоряжения собственностью. Именно в период расцвета ВПП многие предприятия, формально являясь коллективной (а значит государственной) собственностью, по факту были частными предприятиями. Позже, когда частная собстванность была официально признана государством, частные предприниматели «сбросили свою золотую кожицу». Кроме этого, у «нечастных» структур ухудшился доступ к банковским кредитам. Касаемо реализации, самой типичной формой приватизации стала так называемая «инсайдерская приватизация», то есть переход контроля над активами предприятия к его менеджменту.

    Значимость феномена ВПП заключается не только в его «растворении» в частном секторе. Ведь ВПП превратили целые ландшафты из сельской местности в урбанизированые предместья или самостоятельные населённые пункты. Местность на юге Гуандуна, между Шанхаем и Сучжоу — эти лишь немногие из примеров. Более того, ВПП повлекли за собой возникновение промышленных кластеров, как в сельской местности, так и в предместьях. Кластеры, количеством вероятно в несколько сотен — это сеть предприятий, совокупное производство которых нацелено на один конечный продукт. Такой кластер состоит из трех-четырех крупных фирм и десятка-другого небольших компаний с очень узким профилем. Характерно, что подобная модель производства имеет в Китае долгую традицию.

  • Стратагемы китайского бизнеса

    Стратагемы китайского бизнеса

    Каждый китаец с раннего детства знает Сунь Укуна – царя обезьян, героя средневекового романа с буддистским окрасом – «Путешествие на Запад». Для китайчат эта обезьяна – что-то вроде Чебурашки и Винни-Пуха в одном лице (не в смысле страшный, а – милый, родной, знакомый). Про Сунь Укуна бытует огромное количество сказочных историй, воплощённых в текстах и комиксах, но все они повествуют о сверхъестественной хитрости, изворотливости, способности добиваться победы любой ценой. Герой этот исключительно положительный, эдакий китайский «супер-манки». Все детки стремятся ему подражать, в особенности мальчики, из коих потом вырастают бизнесмены и менеджеры, с которыми нам приходится иметь дело.

    В своих приключениях Сунь Укун придерживается классической военной стратегии, которая обобщена в памятнике предположительно V века «36 стратагем» («三十六计»). На самом деле иероглиф "计" некорректно переводить как «стратагема», скорее это «план», «хитрость», «техника», т.е. тактика, применимая в конкретных обстоятельствах.

    Военное искусство имеет, между прочим, прямое отношение к бизнесу, поскольку хозяйствующие субъекты действуют точно так же как противоборствующие армии – они преследуют прямо противоположные цели и стремятся к победе, порой ценой крови – собственной или лучше – вражьей.

    Во время войны, особенно долгой, никто никогда не принимает в расчет нравственные нормы, всё сводится к элементарному, животному выживанию. Понятно, что остаться на плаву, можно лишь экономя и приумножая собственные ресурсы, заключая выгодные союзы, покоряя слабых, избегая войн с сильными... При этом моральные императивы могут применяться против особ высоко нравственных в корыстных целях. Китайская военная стратегия не приемлет жалости, сострадания, милосердия и т.п. Зато запросто позволяет играть на этих чувствах, если они обнаруживаются у собеседника (врага).

    Единственный критерий истинности – эффективность. Все остальные, кроме себя любимого, – враги, только некоторые из них желают вам зла явно, а другие держат пакостные мыслишки до времени про себя.

    Остановимся на нескольких показательных стратагемах:

    «Обмануть императора, чтобы он переплыл море»

    Один древний китайский император никак не решался взойти на корабль, чтобы возглавить военную операцию за морем. Как ни уговаривали его чиновники, ничего не помогало. Тогда они прибегли к хитрости: сделали корабль в виде шикарного с виду увеселительного заведения, развесили фонарики, пригласили девочек и все такое. Вечерком они привели императора на этот казино-корабль, а потом потихоньку скатили его в воду, и... отчалили, помолясь предварительно Будде. Наутро похмельный глава государства вышел «до ветру», и к удивлению своему обнаружил, что ветер гуляет нешуточный. И дом раскачивается не в голове, помутненной пирушкой, а реально, на волнах...

    Китайцы постоянно пользуются этой тактикой для усыпления бдительности противника перед решающим ударом. Они могут наподобие болванчиков качать утвердительно головой и поддакивать каждому Вашему слову несколько дней кряду (стратагема №10 «Скрывать за улыбкой нож»). Но в момент, когда Вы решите закрепить на бумаге (в контракте) то, чего добились с такой легкостью, Вас, скорее всего, будет ждать разочарование. Китайцы выставят совсем другие условия, или начнут вилять и прятаться, применяя стратагему №21 «золотая цикада сбрасывает панцирь» (если хочешь скрыться незаметно для неприятеля, нужно бросить ему под ноги что-нибудь эффектное, отвлекающее внимание, чтобы он не догадался, куда Вы направились).

    «Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао»

    Войска противника напали на город Чжао и осадили его. В тот же момент основные силы бросаются на столицу этого самого противника, который, узнав о внезапно постигшем его несчастье, спешно снимает осаду, и сломя голову бежит спасать свою Первопрестольную.

    Для того, чтобы решить проблему в одном месте, можно поставить противника перед фактом наличия у него собственной проблемы, с тем, чтобы он был вынужден перегруппировать силы, и ослабил или снял давление на том направлении, где это выгодно.

    Именно в целях обнаружения Ваших слабых мест китайцы пытаются заранее собрать как можно более подробную информацию о Вашем бизнесе, партнерах, личных привязанностях и т.д. В конечном итоге их задача сводится к верификации того, чем Вы больше всего дорожите, и будете защищать в любом случае. Когда такой предмет найти не удается или он оказывается недоступен для китайцев, в качестве «столицы Вэй» может использоваться некое общее место. Например, коррупция в России, отмывание денег и т.п. в режиме «а у Вас негров бьют».

    Чаще всего использование этой тактики китайцами означает, что они загнаны в угол, и уже исчерпали аргументы для противодействия – хороший знак!

    «Увести овцу легкой рукой»

    Взять, что плохо лежит можно не только в материальном смысле, хотя и такое практикуется запросто. Необходимо с крайним вниманием относиться к словам, обещаниям, утверждениям. Любая оплошность будет обязательно замечена, и использована против Вас при случае. Не считается зазорным сослаться и на то, что Вы не делали и не говорили, как якобы на объективный факт. При том, что утверждают это сразу несколько человек в китайской делегации, и делают это уверенно, иногда можно дрогнуть, и дать слабину, пойти на попятный. Всё, ваша овца украдена! Обязательно ведите подробную стенограмму переговоров, иногда полезно запастись маленьким чувствительным диктофон, и записывать Ваш диалог с китайской стороной.

    «Если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти»

    Во имя достижения конечной цели можно пойти на временные уступки, изобразить несостоятельность, проявить сочувствие или, наоборот, незаинтересованность.

    Правитель Цзин назначил Янь Цзы управляющим Дунъэ. Через три года по всей стране о Янь Цзы говорили только дурное. Правитель Цзин был этим недоволен и призвал его ко двору, чтобы уволить. Янь Цзы, оправдываясь, сказал: «Я сознаю свои ошибки, но прошу оставить меня в Дунъэ ещё на три года. После этого обо мне будут говорить во всей стране только хорошее».

    Правитель Цзин не смог отказать ему в просьбе и опять поставил его управляющим в Дунъэ. Через три года по всей стране действительно говорили о нём только хорошее. Это порадовало правителя Цзина, и он опять призвал его ко двору, на этот раз чтобы наградить. Но Янь Цзы отказался от подарка и не хотел ничего принять.

    Когда правитель Цзин спросил его о причинах его поведения, он отвечал: «Поскольку я заботился о благополучии Дунъэ, я приказал строить дороги и принял поспешные меры к увеличению населения, этим я не понравился дурным. Я награждал бережливых и прилежных и всех, кто выказывал заботу о детях и братскую любовь. Я наказывал воровавших время и бесполезных. Этим я не понравился ленивым. При наказаниях я не выделял благородных и могущественных. Этим я не понравился благородным и могущественным. Если у меня требовали чего-либо мои приближенные, я разрешал им то, что было согласно с законом, и запрещал то, что было противно закону. Этим я не понравился своим приближенным. Когда я принимал своих начальников, я никогда не переступал требований религиозных обрядов. За это меня невзлюбили мои начальники. Так произошло, что все эти люди стали распространять обо мне дурные речи и повторять свою хулу при дворе. Через три года эти обвинения дошли до вас. На этот раз я стал всё делать по-другому. Я не стал строить дорог и отложил в долгий ящик меры по увеличению населения. Тут возрадовались дурные. Я стал обижать бережливых и прилежных и всех, кто проявлял заботу о детях и братскую любовь. Я перестал наказывать воровавших и бесполезных. От этого возрадовались ленивые. При наказаниях я начал выделять благородных и могущественных. Потому возрадовались благородные и могущественные. Все, что у меня требовали мои приближенные, я им разрешил. Потому возрадовались мои приближенные. Когда я принимал своих начальников, я стал делать то, что запрещают обряды. Поэтому возрадовались мои начальники. Так и получилось, что все эти люди стали петь мне хвалу по всему миру и довели её до твоих ушей. Раньше ты хотел меня наказать за то, что достойно было вознаграждения, а теперь хочешь наградить за то, что достойно наказания. Таковы причины того, что я не хочу принять твоей награды».

    Тогда правитель Цзин признал в Янь Цзы искусного чиновника и назначил его управляющим всей страны. Через три года государство Ци достигло большого подъема.

    Согласно этому анекдоту из «Янь Цзы Чунь Цю» («Вёсны и Осени Янь Цзы», см. 3.4), Янь Цзы хотел завоевать доверие правителя Цзина. Прямым путём — справедливым управлением Дунъэ — ему это не удалось; правитель Цзин едва не прогнал его со службы. Тогда Янь Цзы на три года отпустил вожжи. Тем, что он отказался от всех своих принципов при управлении, он обходным путем заслужил положительные отзывы, возвратил благоволение правителя и после этого искусной речью сумел склонить его слух к восприятию своей точки зрения на управление.

    Таким образом, благодаря временной сдаче позиций Янь Цзы не только добился высочайшего поста в государстве, но и убедил правителя в своей высокой нравственности.

    Китайские переговорщики о нравственности не заботятся, их интересуют цели гораздо более прагматические. В большинстве случаев, особенно в самом начале китайцы выступают в переговорах «вторым номером», демонстрируют слабость, готовность к уступкам, втираются в доверие. Если китаец видит выгоду в перспективе, то разыгрывать преданнейшего, кристально честного человека он может годами. Всё изменится, как только Вы наделите его какими-либо полномочиями или (упаси Бог!) доверите ему деньги.

    «Бросить кирпич, чтобы получить яшму»

    Би Аи, сведущий в стратагемах житель уезда Ланьей (нынешняя провинция Чжэцзян), однажды пришел в гости к своему другу, который служил в уездном ямыне округа. Там Би Аи увидел начальника уезда Хуана, который нервно ходил из угла в угол и выглядел крайне озабоченным. Хуан недавно получил свою должность и всюду слыл неподкупным начальником.

    После обмена приветствиями начальник уезда обратился к Би Аю с просьбой. Оказалось, что вдруг непонятным образом исчезла печать уезда. Хуан подозревал тюремного сторожа Ху, человека корыстного, который не слишком уважал законы. Поскольку Хуан часто делал ему замечания, сторож возненавидел начальника уезда. Чтобы отомстить за себя, Ху подружился с хранителем печати. По-видимому, когда тот на минутку вышел, Ху украл печать. Обнаружив воровство, начальник уезда собрал преданных ему служащих на совет. Положение было весьма сложным. Никаких доказательств против Ху не было. Если бы за него взялись, он имел бы возможность всё отрицать. А если припереть его к стенке, возникала опасность, что он уничтожит печать. Таким образом, печать как будто исчезла окончательно, а ответственному за неё начальнику уезда Хуану грозили отставка и наказание. По-хорошему с Ху тоже невозможно было договориться, поскольку он боялся мести начальника уезда, который не простил бы ему воровства. Служащие долго ломали головы, не приближаясь к решению проблемы, и наконец решили обратиться к Би Аю.

    Немного подумав, Би Аи сказал начальнику уезда: «Не беспокойтесь больше ни о чём. Объявите себя больным и три дня не принимайте посетителей и не занимайтесь служебными делами и документами. Можете быть уверены, что на четвертый день вы получите печать».

    В ночь с третьего на четвертый день в здании ямыня возник пожар. Новость облетела весь город. Хуан приказал всем служащим ямыня явиться на тушение пожара. Били гонги, раздавались крики. Приказ, конечно, услышал и тюремный сторож Ху. Когда он прибежал на пожар, его тут же подозвал начальник уезда и сказал: «Тушением пожара занимаются уже много людей. Я сам ими командую. Тебе туда идти не обязательно. Вместо этого я доверяю тебе печать уезда. Вот, возьми шкатулку. Если ты сохранишь её, я буду рассматривать это как твой вклад в борьбу с огнем». И начальник уезда убежал. Тюремный сторож остался со шкатулкой в руках. Он сразу же установил, что она заперта. Таким образом, он не мог открыть её на месте и показать всем, что она пуста. Только тут тюремный сторож понял, что стал жертвой стратагемы. Теперь, если он отдаст начальнику уезда шкатулку, а тот увидит, что она пуста, его обвинят в воровстве. Сторожу ничего не оставалось, как пойти с пустой шкатулкой домой и там тем же путем, каким он украл печать, положить её обратно. Пожар той же ночью удалось потушить. На следующий день начальник уезда собрал всех служащих, чтобы наградить. Сторож Ху явился со шкатулкой. Начальник уезда тут же открыл её и увидел, что там лежит печать. Начальник естественно, сделал вид, что ничего не заметил, и отдал сторожу его награду.

    Так начальник уезда Хуан с помощью Стратагемы № 17 избежал грозившей ему опасности отстранения от службы и наказания. «Кирпичом» здесь была пустая шкатулка, а «яшмой» — возвращенная печать.

    Данную стратагему с успехом применило кипрское правительство, когда в марте 2013 года объявило о списании 10% средств со всех депозитов, размещенных в кипрских банках. Было хорошо известно, что российские бизнесмены, депутаты, чиновники и коррупционеры владеют более 58 млрд. евро, размещенных на этих депозитах. Когда началась паника, министр финансов Кипра отправился в Москву с просьбой о предоставлении кредита в 2,5 млрд. евро. Легко подсчитать, что в случае принятия закона россияне потеряли бы гораздо больше, причём не государственных, а своих личных, кровно «отмытых» денег. Парламент отклоняет закон, а Кипр получает искомый кредит. «Кирпич» — возможное списание средств, «яшма» — кредит.

    Объединиться с дальним врагом, чтобы уничтожить ближнего

    У императора появляется молодая наложница. Её влияние стремительно растет. Это начинает беспокоить жену императора, но она, прикинувшись другом, помогает наложнице освоиться во дворце. Однажды в ходе дружеской беседы императрица сообщает, что её мужу очень не нравится нос наложницы и рекомендует каким-то образом спрятать его от глаз императора. На следующий день наложница появляется с покрывалом, закрывающим часть лица.

    - В чём дело? — спрашивает удивлённый император свою супругу.

    - Как в чем? — удивляется императрица, — эта девица каждый день твердит мне, что ей не нравится исходящий от тебя запах.

    - Тогда отрежьте ей нос, — приказывает оскорбленный император.

    Для лучшего понимания сути данной стратагемы, нужно разобраться в значении понятия «друг» в китайской повседневной и деловой практике. Друг здесь вовсе не тот человек, за которого можно страдать или даже умереть, кому можно отдать последнюю рубашку, и ожидать, что он поступит точно так же при случае. Китайский «друг» — это временный тактический партнер, которого можно «кинуть» как только он окажется по какой-либо причине невыгоден. Принцип «дружбы по-китайски» парадоксален и, вместе с тем, прост: друзей нет, вокруг одни враги, но некоторые из них враги потенциальные, а другие – явные. С дальними врагами можно заключать временные союзы против недругов ближних, самых опасных. Как только победа будет одержана, бывшего друга можно спокойно переводить в разряд врагов. Применительно к бизнесу можно сказать и так: количество денег в мире ограничено, а желающих владеть ими слишком много, чтобы с кем-то делиться. Можно мириться с фактом временного владения материальными благами со стороны всех прочих врагов, но в идеале всё должно принадлежать только мне.

    Китайский партнер перестанет быть Вашим другом, как только почувствует, что «отжать» у Вас больше ничего не получится. Поэтому необходимо постоянно поддерживать с китайцем отношения, одаривать его, интересоваться личной жизнью (успехами), короче, всячески демонстрировать свою полную лояльность и полезность, иначе Вам просто «отрежут нос».

    «走为上计» – «Лучший план – бегство», точнее не бегство, а отход, отступление. Китайцы никогда не проигрывают, точнее, стараются не доводить ситуацию до состояния, когда все их действия приобретают зависимый характер. В этой ситуации они предпочтут «убежать из ресторана, не заплатив денег», т.е. в один неприятный момент Вы можете столкнуться с ситуацией, когда Вашего китайского поставщика не стало, он испарился. Пока Вы это окончательно поймете, пройдет от месяца до трёх и больше. Иногда ситуацию помогает «разрулить» какая-нибудь существенная уступка или обещание, но в большинстве случаев, особенно когда Вы пытаетесь организовать преследование, следы Вашего дорого «друга» затеряются среди нескольких миллиардов других следов с виртуозной легкостью. Поэтому, если Вы услышали фразу, вроде: «Наш лаобань уехал в командировку» или «Босс отправился в Пекин на партийное собрание» — это повод насторожиться. Китайца нужно постоянно держать на коротком поводке и подкармливать обещаниями грядущей прибыли и изъявлениями смиренной благодарности.

    Хождение вокруг да около, применение стратегического замысла там, где вопрос гораздо проще решить прямиком, кажется западному сознанию совершенно излишней мерой, тормозящей дела и ведущей к усложнению переговорного и иных процессов. Однако китайское сознание с детства настроено продвигаться обиняками, путями обходными, долгими, поскольку связано такое поведение с необходимостью постоянного сохранения «лица» — своего и всех контактёров. Если затронуть или даже откровенно пренебречь материальными интересами кого бы то ни было – дело вполне обычное, то достоинство другого человека для китайца всегда остается величиной значительной, незыблемой. Именно по этой причине они так не любят открытых противостояний, и предпочитают ретироваться, нежели вступить в спор, который может привести к «потере лица». А если уж неприятная ситуация возникла, китаец будет стоять на своем до конца, и никакими аргументами и доводами разума его нельзя будет переубедить, поскольку такая уступка для него будет равнозначна утере самого сущностного в себе – драгоценного лица.

    Не забывайте о вежливости и осторожности. Старайтесь не переходить на личности, особенно в присутствии посторонних.

    Стратагемы, конечно, с успехом применяются не только в Китае, просто здесь они пришлись ко двору в силу своей идентичности местным ментальным установкам. Иногда плохие стратеги применяют их (стратагемы) во вред себе, ненароком. Например, тот мальчик, который дважды пошутил насчет волков, всполошив всю деревню, а на третий раз, когда серые действительно прибежали, ему уже никто не поверил. В этом случае молодой человек использовал стратагему № 1 «обмануть императора, чтобы он переплыл море» (см. выше) неосознанно, с ущербом для себя. Выиграли – волки.

    Хотя бы по этой причине – возможности угодить по неведению в ловушку анти-стратегии — следует получить представление о военном по происхождению, но вполне деловым по функционалу трактатом – «三十六计».

    То же относится к творениям Суньцзы с его знаменитым: «война – это искусство обмана» или, конкретнее: «Сначала будь как невинная девушка — и противник откроет свою дверь. Потом же стань как вырвавшийся заяц — и противник не успеет принять мер к защите».

    Кроме того, при известной сноровке играть в стратегию весьма занимательно, потому что по характеру каждая сделка с китайским партнером напоминает игру в покер на большие деньги. Адреналин прёт. Неизвестность пугает. Победа радует вдвойне! Не переживайте сильно из-за проигрышей. Это просто неудачная рука. Дождитесь новой раздачи!

  • Как начать экспорт в Китай

    Как начать экспорт в Китай

    В связи с падением рубля, многие задумались о том, чтобы начать экспорт российских товаров в Китай. Следующие советы помогут начинающим бизнесменам оценить свою идею с разных сторон и заранее подготовиться к возможным трудностям.

     

    1. Убедитесь, что китайский рынок нуждается в Вашем товаре.

    КНР активно импортирует следующие категории товаров. В скобках показан рост за последние 5 лет.

    • Предметы искусства и коллекционирования (+7,061%)

    • Злаки (+477%)

    • Молочные продукты, яйца, мед (+402%)

    • Сахар (+395%)

    • Мясо и морепродукты (+278%)

    • Одежда (+209%)

    • Животные (+209%)

    • Кофе, чай, специи (+199%)

    • Драгоценные камни и металлы, монеты (+180%)

    • Хлопок (+179%)

    • Медикаменты (+151%)

    • Алкогольные напитки (+175%)

    • Какао (+173%)

    • Кожа (+169%)

    • Продукты помола зерна (+166%)

    • Одежда, изготовленная на заказ и этническая одежда (+163%)

    • Транспортные средства (+161%)

    • Натуральный и искусственный мех (+159%)

    • Дерево (+158%)

    • Молочные и зерновые полуфабрикаты (+155%)

    • Масло (+54%)

    • Другие пищевые полуфабрикаты (+150%)

     

    Чтобы определить, насколько ваш товар подходит для продажи в Китае, проанализируйте рынок на предмет культурных особенностей, наличия подобного товара и возможной конкуренции.

     

    2. Узнайте по каким правилам оформляется Ваш товар в Китае.

    Процедуру импорта товаров в страну обычно берет на себя закупщик. Однако полезно понимать, как происходит процесс, и заранее выяснить, нуждается ли ваш товар в особом оформлении. Ниже приведен список ресурсов, которыми часто пользуются иностранные экспортеры.

    • AQSIQ — для экспортеров продуктов питания и напитков

    Перед заключением договора с китайским закупщиком, обеим сторонам следует зарегистрироваться в Генеральной администрации по контролю за качеством, осмотру и карантину Китайской Народной Республики (General Administration of Quality Supervision, Inspection and Quarantine/中华人民共和国国家质量监督检验检疫总局).

    Некоторые иностранные товары, продающиеся в Китае, обязаны иметь отметку качества CCC (China Compulsory Certificate). Это относится к большей части электроприборов и электронных девайсов, включая их комплектующие, моторизированные транспортные средства и запчасти, различные средства охраны здоровья, бытовая химия и детские игрушки. Опытные китайские закупщики могут помочь вам с получением ССС.

    • CFDA — Китайское управление по контролю за продуктами и лекарствами

    Косметика, лекарства, медицинские приборы и пищевые добавки (БАД) должны быть сертифицированы Китайским управлением по контролю за продуктами и лекарствами (China Food and Drug Administration/国家食品药品监督管理总局). Опять же, грамотные дистрибьюторы должны помочь вам пройти сертификацию, если она необходима.

    • CTD таможенные тарифы и налогообложение

    Этот ресурс содержит информацию о китайских таможенных тарифах и налогах, которыми облагаются иностранные товары, а также подробные требования к документам.

    • HS code для Китая

    Ищите коды для ваших товаров здесь.

     

    3. Определитесь с ценой на товар

    Детально продумайте структуру издержек. Цена товара должна состоять из правильно установленных элементов. Ваш доход обязан покрывать расходы на доставку груза, оформление документов и все возможные налоги. Китайские закупщики с пониманием относятся к тому, что импорт товаров в их страну стоит денег, поэтому сразу же установите выгодную для себя цену, чтобы ваше сотрудничество продолжалось и приносило прибыль.

     

    4. Найдите наилучшие каналы для максимально эффективного выхода на китайский рынок

    Существует несколько форм ведения легального бизнеса в Китае, и некоторые из них требуют учреждения фирмы. Если вы только начинаете работать в сфере экспорта в КНР, следуйте проверенным методам. Вы можете начать с продажи товара напрямую оптовым закупщикам/дистрибьюторам или агентам.

    Избегайте эксклюзивных дистрибьюторов в Китае!

    Китай — огромная страна, поэтому работа с единственным оптовиком ограничит распространение вашего товара, так как такая сеть обычно покрывает лишь несколько, а иногда всего один регион. Если вы все же решились подписать договор об эксклюзивной дистрибуции, убедитесь, что он будет действовать только в одном оговоренном регионе. Это также поможет избежать неприятных последствий, если ваш партнер не будет продвигать товар должным образом.

     

    5. Приведите контракт с закупщиком/дистрибьютором в соответствие с формальными требованиями

    В контракте важно четко прописать сколько, когда и как закупщик будет платить за продукт, а также как и когда поставщик будет отправлять груз. Словарь Международных торговых терминов (Инкотермс) поможет ясно определить пункты контракта, связанные с логистикой, страховкой и другими вопросами.

    Обычно контракты имеют одну и ту же структуру вне зависимости от вида бизнеса. Ключевые положения контракта на экспорт товаров должны включать:

    • Описание бизнеса

    • Условия поставки

    • Время поставки/отправки

    • Упаковка, маркировка и нанесение этикеток

    • Налоги, пошлины и таксы

    • Цены

    • Условия оплаты/рассрочки

    • Условия торговли

    • Требования к документам

    6. Выберите способ отправки вашего товара в Китай

    Чтобы выбрать наиболее оптимальный способ отправки товара в КНР, проанализируйте следующие факторы: цена, скорость доставки, безопасность товара во время транспортировки, объем и вес груза. Так как этот аспект включает решения о том, как упаковывать, страховать и инспектировать товар, лучше обращаться за помощью к российским или международным компаниям.

  • Будущее юаня

    Будущее юаня

    В научной среде всё активнее обсуждается проблема интернационализации юаня. Однако в этом процессе Китай не проявляет поспешности, так как его форсирование может негативно отразиться на экспортно-импортных операциях и экономике страны в целом.

    Если обратиться к истории, то в результате промышленной революции в конце XVIII века Великобритания превратилась в мирового индустриального лидера. В результате английский фунт начал цениться наравне с золотом и серебром. Именно статус мирового производителя предоставил стране возможность позиционировать фунт в качестве главной международной валюты.

    В период между мировыми войнами США развернули мировую торговую экспансию. А после Второй мировой войны Америка закрепила за собой статус лидирующего производителя. Экономические успехи США позволили доллару превратился в основную мировую валюту. Ныне на основе доллара осуществляются торги нефтью, а также ценообразование на основные товары мирового рынка.

    В настоящее время евро пока еще не способен вытеснить доллар. Тем не менее в ближайшие годы евро продолжит упрочение своего положения и станет наравне с долларом ключевой валютой в торговле нефтью.

    Основной причиной, по которой йена не сумела стать основной мировой валютой, является её промышленная, военная и политическая зависимость от США. Тем не менее, йена достигла немалых успехов: с её помощью оцениваются многие услуги и товары мирового рынка. К тому же в корзине SDR доля йены неуклонно возрастает.

    По мере того, как промышленно развитое государство укрепляет позиции в мировой экономике, валюта этой страны занимает лидирующие позиции в экспортно-импортных операциях и в мировом ценообразовании. Повышая статус национальной валюты, страна получает дополнительный доход от эмиссии денег.

    В результате реформ Китаю удалось занять лидирующие экспортные позиции в мировой экономике. Это привело к увеличению валютных поступлений, позволило стране удовлетворить потребность в новейших технологиях и оборудовании. Китайское правительство стремится создать структуру промышленности, сходную с европейской и американской. Однако в нынешней ситуации юань еще не способен стать полноценной международной валютой.

    Китайские производители в области ценообразования до сих пор широко используют валюты других стран. В результате экспортной экспансии в Китае создан колоссальный резерв иностранных валют (более трёх триллионов долларов). Это сказывается на экономическом развитии Китая. Так, если в США или в ЕС происходит всплеск инфляции, это приводит к обесценению покупательной способности валютных резервов КНР. Рост цен на ресурсы также ведет к соответствующему уменьшению китайского валютно-резервного фонда.

    По мере того, как государство укрепляет лидирующие позиции в мировом производстве, её валюта становится мерилом цен и используется при совершении международных сделок. В современных условиях страны, ориентированные на экспорт, как ни парадоксально, играют в мировой экономике пассивную роль.
    Именно такую роль до последнего времени исполнял Китай.

    В настоящее время по уровню развития промышленности США и ЕС занимают доминирующее положение. Благодаря этому мировые цены и сделки осуществляются в долларах и евро, что затрудняет продвижение юаня к доминирующему положению.

    Со временем юань также станет одной из мировых валют, на основе которой будет осуществляться ценообразование и заключаться контракты. Однако для этого Китаю придется снизить степень своей экспортной зависимости. Кроме того, китайская индустрия должна снизить свою зависимость от промышленности США и ЕС (сейчас в китайском экспорте значительная доля товаров с добавленной стоимостью). И на эти преобразования могут уйти долгие годы.

    По мнению ведущего аналитика China Galaxy Securities Сун Тьенбо, для ускорения интернационализации юаня Китаю следует предусмотреть ряд дополнительных стимулирующих мер по использованию юаня в качестве мировой расчетной валюты. Одним из таких направлений может стать развитие сегмента китайских юаневых государственных облигаций, предназначенных для иностранных инвесторов. В случае успеха подобной программы роль юаня в мировой экономике может существенно возрасти.